Самое интересное
о растущем человеке





Закрыть
Восстановить пароль
Агрессия ребенка Адаптация Алкоголь и дети Аутизм Беременность близнецы братья и сестры Ведущая деятельность Виртуальная реальность Внимание Воображаемый друг второй ребенок Гиперактивность гиперопека Гордость Гормональный криз Гормоны связи грудное вскармливание девочки и мальчики депрессия у детей и подростков дети и родители Детский церебральный паралич (ДЦП) Дисграфия Дислексия дошкольники Жесты и знаки Закаливание зачатие здоровье детей игрушки игры Импринтинг интеллект конфликты в семье кризисы развития любовь к ребенку Мелатонин Мотив достижения моторика Мышление Наркотики Нравственное развитие Образ себя общение с младенцем общение с подростком общение с ребенком отставание в развитии подготовка к школе подростки Потребность в новых впечатлениях Потребность в общении Привязанность приемный ребенок Прикорм психическое развитие Психологическая грамотность родителей развитие личности ребенка Ранимость раннее развитие расстройства поведения Регрессия Режим Речь роды Самооценка сексуальное развитие Синдром госпитализма Совместные игры стили воспитания Страх стресс у детей Суицид творчество Тревожность успеваемость Успешность фантазия физическое развитие Фильмы Чтение школьники электронные учебники Эмпатия ювенальная юстиция Я-Концепция
15.02.2016

Книга, которая дарит надежду: рецензия на роман Юлии Мироновой

 «Переводы с языка дельфинов» — это книга, героиня которой, Алина, получает от жизни «нет» в ответ на вопрос «все ли нормально с моим ребенком?». Она проходит все стадии принятия своего горя — отрицание, гнев, торг, депрессию, принятие. Ее жизнь рассыпается, как башня из Лего Дупло, ударившись о диагноз «аутизм».

Я очень осторожничала с прочтением — так получилось, что на расстоянии одного рукопожатия от меня растут пять детей с аутизмом и расстройствами аутистического спектра. Я хорошо помню, как все эти стадии проходили мои знакомые и приятельницы. Немного знаю, с чем они каждый день сталкиваются в школе, больницах, на улице, в общении с близкими. Знаю, какими могут быть участковые психиатры, куда сбегают отцы таких детей и как не выдерживают приходящие на дом учительницы. С этой точки зрения «Переводы» правдивы — все эти отрицающие и обесценивающие родственники, непонимающие соседи и полицейские, «террариум единомышленников» там, где хочется поддержки и помощи — все так и есть.

Незадолго до прочтения этой книги я посмотрела Болливудский фильм «Меня зовут Кхан», про человека с синдромом Аспергера. Это отличный фильм, только непростой, и мне казалось, что пока мне хватит впечатлений. Я откладывала «Переводы» раз, другой, третий, потом открыла перед сном, часов в 11 вечера, и не угомонилась до 3 утра, пока не закончила. Автору удалось сохранить накал и движение, рассказывая о таких вещах, как центры реабилитации, безглютеновые диеты и иппотерапия. Впрочем, Юлия Миронова знала, о чем писала — все шишки об аутизм она набивала на своем собственном материнском опыте.

В «Переводах» есть языковые шероховатости, которых почти не замечаешь. Есть небольшая любовная и крошечная детективная линии, которые на самом деле неважны — главный герой в книге все-таки мальчик Вова, который не говорит, не сотрудничает с мамой, и очень отличается от детей в садике. Вова — и другие дети, с которыми сталкивается Алина по ходу своего путешествия.

Современное родительство, кажется, полно тревоги «а он у меня нормальный?» по самое горлышко. Мы задаемся этим вопросом, едва увидев две полоски на тесте, и потом проходим контрольные точки — УЗИ на отклонения во время беременности, анализ пуповинной крови, если есть показания, анализ крови «пяточка» в роддоме, едва ребенок родился, постоянные осмотры врачей-специалистов в течение первого года жизни, таблицы развития малышей, все вешки «нормальности» — держит головку, перевернулся, сел, пополз, пошел, заговорил… Уф, пронесло… И вдруг оказывается, что совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки, кого-то «задело». Задело тем, что нельзя выявить анализом, нельзя проверить на УЗИ, нельзя полностью исправить. И понятно, что страховки никакой нет.

Всю книгу мама ждет, что ребенок заговорит с ней. Ей кажется, что после этого все изменится и станет хорошо. Когда это, наконец, случается, становится только понятнее, насколько Вова другой, как иначе он думает, как по особому он устроен. Кажется, именно в этот момент и Алина, и я, поняли — «нормальной» эта история не станет. Аутизм нельзя просто отбросить и жить «как все нормальные люди». Можно жить, и неплохо, и быть счастливыми, только совсем не так, как думалось раньше.

Мне кажется, это важная книга. Хотя бы потому, что тема особых детей табуирована — у нас принято показывать только глянцевых малышей с безупречными щечками и их мам модельной внешности. Материнство может быть только радостью, кроха — источником счастья и надежды. А у кого не так, те сами виноваты и лучше бы не отсвечивали.

Встать и заявить о своем существовании, выбивающемся из журнальной идиллии в пастельных тонах, это очень смело, и очень правильно, что ли. Это дает надежду тем, кто одинок, напуган, не знает, куда идти и думает, что больше ни у кого такого не происходит. Это дает совсем иную перспективу тем, кто смотрит на эту историю из глянцевого мира. Это дает надежду, что в обозримом будущем наши границы нормы расширятся, и Вовы смогут поступать в университеты, путешествовать и преподавать — как международный эксперт в области аутизма Стивен Шор, которого в детстве рекомендовали сдать в специнтернат.

Словом, мой ответ на вопрос «читать или не читать «Переводы с языка дельфинов» — читать. Чтобы узнать, чтобы лучше понимать, чтобы меньше бояться того, что может быть, чтобы ценить то, что есть.

Издательство Рама Паблишинг благодарит автора Марию Скатову за отзыв на книгу Юлии Мироновой Переводы с языка дельфинов

Оцените эту статью
  • 0
  • [1014]

Комментировать