Самое интересное
о растущем человеке





Закрыть
Восстановить пароль
Агрессия ребенка Адаптация Алкоголь и дети Аутизм Беременность близнецы братья и сестры Ведущая деятельность Виртуальная реальность Внимание Воображаемый друг второй ребенок Гиперактивность гиперопека Гордость Гормональный криз Гормоны связи грудное вскармливание девочки и мальчики депрессия у детей и подростков дети и родители Детский церебральный паралич (ДЦП) Дисграфия Дислексия дошкольники Жесты и знаки Закаливание зачатие здоровье детей игрушки игры Импринтинг интеллект конфликты в семье кризисы развития любовь к ребенку Мелатонин Мотив достижения моторика Мышление Наркотики Нравственное развитие Образ себя общение с младенцем общение с подростком общение с ребенком отставание в развитии подготовка к школе подростки Потребность в новых впечатлениях Потребность в общении Привязанность приемный ребенок Прикорм психическое развитие Психологическая грамотность родителей развитие личности ребенка Ранимость раннее развитие расстройства поведения Регрессия Режим Речь роды Самооценка сексуальное развитие Синдром госпитализма Совместные игры стили воспитания Страх стресс у детей Суицид творчество Тревожность успеваемость Успешность фантазия физическое развитие Фильмы Чтение школьники электронные учебники Эмпатия ювенальная юстиция Я-Концепция
01.04.2015

Роды по-голландски. Часть I. До...

 

Я живу в маленьком голландском городе, почти что в деревне. Двадцать пять тысяч жителей, одна больница, одна библиотека, четыре церкви разных конфессий, штук пять крошечных гостиниц, один бассейн и много-много полей с коровами и куриных ферм. Жизнь здесь сильно отличается не только от моей жизни в Питере, но и от жизни в больших голландских городах. Поэтому каждый раз, когда я рассказываю о том, насколько здесь все не так, как в России, я одергиваю себя и думаю, что, может быть, в Амстердаме и Гааге всё тоже совсем иначе. В любом случае, здешнее «иначе» мне очень по душе.

 

 

Голландия — моя судьба

Я знаю иммигрантов, кто годами не может влиться в местное сообщество, кому не по душе голландские обычаи и привычки, кто ведет постоянное сравнение «у них» и «у нас», в котором голландцы вечно проигрывают. У меня же голландцы то проигрывают, то выигрывают – некоторые их нравы я терпеть не могу (Вечеринки и угощения! Разговоры из вежливости!), а некоторые пришлись мне очень по душе (Дружба с соседями. Соблюдение личных границ. Строгий режим дня у детей.) Я постоянно учусь у голландцев чему-то новому, и это ужасно интересно.

Четыре года назад ко мне в гости в Питере пришла новая подруга, увидела мою книжную полку с Терри Пратчеттом и сказала: «О, я знаю голландца, который тоже обожает этого автора. Вы вообще с ним похожи, я вас обязательно познакомлю!» Я запротестовала, потому что в тот год меня, по забавному стечению обстоятельств, уже пытались познакомить с голландцем.

Много лет назад в Голландию эмигрировала моя учительница музыки, эксцентричная и безумно талантливая Эмма Яковлевна. И все эти годы она твердила при каждом телефонном звонке, что у нее там, в Голландии, есть мальчик, с которым мы созданы друг для друга, потому что он моя родственная душа. Если вам пятнадцать лет подряд твердят, что где-то в другой стране для вас растет прекрасный принц, то в один прекрасный день вы не выдержите. Я приехала в Голландию и сходила на свидание с прекрасным принцем. И это была катастрофа. Я вернулась домой, а Эмма продолжала при каждом разговоре говорить, что я когда-нибудь обязательно перееду в Голландию, потому что это моя судьба. Она даже предложила мне фиктивно выйти замуж за нее саму, только бы я переехала. Я смеялась, совершенно точно зная, что никуда уезжать я не хочу. Так что когда подруга предложила свести меня с очередным голландцем, я вяло пообещала сходить с ней и с ним погулять, если он когда-нибудь приедет в Питер, но не больше.

Он приехал. А рано утром в день его приезда у меня дома раздался звонок. Оказалось, что моя эксцентричная и талантливая Эмма Яковлевна умерла.

Я проплакала все утро, не выбираясь из кровати. Но потом почему-то решила, что, может быть, и неплохо бы поехать в центр, погулять с подругой и ее голландцем, развеяться, отвлечься.

Незнакомый голландец привез мне в подарок книгу Терри Пратчетта.

Через полгода я переехала в Голландию. А еще через год у нас родился сын. Так что Эмма была права – Голландия и правда моя судьба.

 

 

С появлением ребенка в  жизни изменяется абсолютно всё. 
Фото из архива Ирины Киреевой

Мне нравится эта страна, нравится голландский язык, нравится голландский менталитет и очень нравится голландский уклад жизни. Очень многие вещи тут устроены совсем не так, как в России. Я стараюсь относиться к этому философски, и, сталкиваясь с очередной непохожестью, пытаюсь научиться чему-то. 

Конечно, появление ребенка само по себе изменило в моей жизни абсолютно все. Мало того, что я была в новой стране, в новом языковом окружении и в новом семейном статусе. Так еще в совершенно новой роли – мамы. Да к тому же не просто мамы, а иностранки, которая говорит на другом языке, пользуясь другими культурными кодами, стереотипами и ожиданиями. Думаю, что не только мне бывает сложно, но и окружающим бывает сложно со мной. Но попробую рассказать по порядку. И не забываем, что все это всего лишь личный опыт, у кого-то он может оказаться совсем другим.

  

Спокойствие, только спокойствие

Самое первое потрясение, пожалуй, определило всё мое дальнейшее отношение к голландской медицине, ведению беременности и родительству. И научило меня быть спокойной и принимать происходящее, даже если я его не понимаю.

Чтобы понять, почему быть беременной в Голландии совсем не то же самое, что в России, нужно понимать, как устроено местное здравоохранение. Все проживающие в стране подлежат обязательному платному медицинскому страхованию. Объем страховки ты выбираешь сам, но есть некий минимум. В обязательный минимум входят, например, услуги домашнего врача и акушерок. Домашний врач – это что-то вроде нашего участкового терапевта. Но только если россияне могут пойти к любому врачу – специалисту, когда захотят, то голландцы могут это сделать только по направлению домашнего врача. Кто-то считает, что институт домашних врачей существует благодаря желанию голландцев экономить на всем и благодаря жадности страховых компаний. А кто-то считает, что домашний врач незаменим для первичной диагностики, позволяет отсеивать массу случаев самодиагностики и снижает нагрузку на врачей-специалистов. В любом случае, если вы хотите попасть к врачу в Голландии, скорее всего, сначала вы отправитесь к домашнему врачу.

Именно к нему я и пришла после того, как сделала дома тест на беременность. Домашний врач должен был направить меня на анализы в больницу, а затем поставить на учет к акушеркам.

Дело в том, что ведением беременности в Голландии занимаются не врачи, не гинекологи, а именно акушерки. Акушерки – отдельная профессия, которой обучают всего в четырех голландских вузах. Собственно говоря, если беременность проходит без проблем, то у вас есть шанс вообще ни разу не увидеть гинеколога. Раз в месяц вы будете приходить в специальную консультацию к акушеркам, которые в конечном итоге и будут принимать у вас роды.

Но я не успела еще встать на учет к акушеркам, как в один из дней у меня вдруг начинается кровотечение. Муж в командировке, дозвониться ему я не могу, что делать, вообще непонятно. Я звоню домашнему врачу, сквозь слезы объясняю ассистенту в регистратуре, что у меня кровотечение на сроке 8 недель. Я, в общем-то, ожидаю, что меня срочно положат в больницу или пропишут уйму лекарств и постельный режим. Вместо этого меня записывают на прием через пару часов и просят не паниковать. На прием я иду пешком, потому что машина у мужа, такси не вызвать, а я боюсь садиться на велосипед, да и вообще все еще в полном раздрае.

Встреча с домашним врачом проходит очень неожиданно. Медленно и терпеливо врач объясняет мне, что скорее всего у меня произошло самопроизвольное прерывание беременности и... что он ничего не может сделать. Никакой госпитализации, никаких лекарств. Понятие «лежать на сохранении» тут попросту не существует. По крайней мере, на ранних сроках точно. Честно говоря, я не помню свою реакцию в тот момент. Я как-то усвоила информацию, что со мной ничего нельзя сделать, и ушла домой. Меня записали на прием к гинекологу в больнице на следующий день, но исключительно для контроля, просто чтобы сделать УЗИ и убедиться, что внутри ничего не осталось. Звучало это просто душераздирающе. Я проплакала дома весь вечер, поговорила с мужем, который на расстоянии пытался меня как-то утешать, затем позвонила свекрови и попросила сходить со мной на следующий день в больницу. Но где-то на заднем фоне до меня потихоньку уже начала доходить мысль, которую до меня так пытались донести голландцы: может быть, если это случилось, то так и должно быть. Я потом эти слова в разных формулировках услышала и прочитала еще не раз. Голландцы действительно считают, что до 12 недель беременность сохранять не нужно, что если происходит отторжение эмбриона, то на то есть причины, и никакая гормональная терапия или постельный режим не помогут. Это нормально. Так бывает.

Ко всеобщему удивлению, на следующий день УЗИ показало, что мой эмбриончик в порядке, хотя и не выявило причин кровотечения. Я вернулась домой абсолютно счастливая. Но мысль о том, что «так бывает, постарайся не горевать, а принять это» уже пустила корни в моей голове. Поэтому когда через несколько недель ситуация повторилась (кровотечение, слезы, УЗИ, все в порядке), я уже была морально готова к любому исходу, мне уже было гораздо проще. И хотя на форуме россиянок в Голландии я потом читала много разных мнений, в том числе и в духе «местным врачам наплевать на женщин и их детей», сама я все-таки прониклась голландским спокойствием. Более того – именно это спокойствие помогает мне справляться с любыми сложностями до сих пор. Что бы ни случалось теперь, я говорю себе: «Так бывает. А теперь давай думать, чем я сама могу себе помочь прямо сейчас».

 

 Беременность – не болезнь

Первый визит к акушеркам состоялся примерно на 10-й неделе. Кому-то прием назначают строго после 12 недель, кому-то раньше. И уже первый визит дал мне понять, что ведение беременности будет совсем не таким, как я считала.

Я приходила на прием к акушеркам каждый месяц. Прием заключался в том, что: 1) меня взвешивали, 2) измеряли давление, 3) слушали сердцебиение плода. Всё.

Никаких анализов. Никаких приемов у специалистов. Один раз у меня взяли кровь из пальца на сахар. Один раз (как и всех беременных) меня отправили на УЗИ 20 недель, для выявления патологий. Если бы возникло подозрение на возможность синдрома Дауна, то следующим шагом был бы амниоцентез, но решение о выполнении этой процедуры принимают сами родители, то есть ни акушерки, ни гинеколог не могли бы меня на нее направить без моего желания, да и оплачивается она из собственного кармана, а не по страховке.

На одном из первых приемов у акушерок я спросила, что мне будет теперь нельзя делать. Сначала они меня не поняли. «Ну, там, какую диету пропишете? Какую физическую деятельность запретите?» Акушерки уже откровенно рассмеялись. Оказалось – никаких диет. Есть можно сколько угодно и что угодно. Разумеется, чем сбалансированнее и здоровее ты ешь, тем лучше. Но никаких запрещенных продуктов ни во время беременности, ни во время грудного вскармливания нет. Единственная рекомендация – воздержаться от сырой рыбы и непастеризованных молочных продуктов (например, сыров с плесенью). «И не бойтесь набрать вес, это нормально! И спортом занимайтесь!» — убедили меня акушерки. Так что всю беременность я спокойно ела все, что мне хотелось. И продолжила это делать и после рождения сына. Даже наличие в моем рационе шоколада, цитрусовых и прочих аллергенов никак не сказалось на нас обоих.

А еще я почти до самых родов ездила на велосипеде. Знакомый гинеколог в Питере только хватился за голову, когда услышал. Но мне, честно говоря, ездить на велосипеде было даже удобнее, чем ходить пешком. Тем более что везде есть велосипедные дорожки, а машины всегда пропускают велосипедистов. Удобно и спокойно.

В общем, беременность оказалась очень спокойным и ненапряженным периодом. Визиты к акушеркам были простой формальностью. Я даже чувствовала себя виноватой, слушая рассказы пары приятельниц из Питера, которые были беременны в тот же период и которым приходилось то сидеть все утро в женской консультации, то сдавать кровь, то есть одну гречку неделями. Я же всю беременность делала всё то же, что и всегда: работала дома, каталась на велосипеде, ходила по вечерам на курсы голландского, летала на самолете пару раз, загорала, много ходила пешком. И все мои знакомые беременные голландки делали то же самое – образ жизни у них никак не менялся.

  

Признание ребенка

Пожалуй, самая важная бюрократическая формальность, которую нужно урегулировать во время беременности, – признание ребенка его биологическим отцом. Это можно сделать и после рождения, конечно, но во время беременности удобнее. Признание ребенка, разумеется, влечет за собой различные юридические права и обязательства (наследование, обязанность содержать и т.п.).

 

Признание ребенка - самая важная бюрократическая формальность до рождения малыша. 
 Фото из архива Ирины Киреевой

 

У голландцев есть несколько форм совместной жизни: брак, зарегистрированное партнерство и сожительство. Причем признается отцом автоматически только ребенок, рожденный в браке. В двух других случаях отец и мать должны вместе прийти в муниципалитет и подписать акт о признании ребенка и без разрешения матери отец не может признать ребенка. Забавно, что нельзя признать ребенка, если один из партнеров официально находится в браке с кем-то другим. Любопытно также, что поскольку в Голландии разрешены однополые браки, то в случае союза двух женщин небиологическая мать ребенка из такого союза тоже может быть признана родителем и с 2014 года для этого не требуется решение суда.

 

 

Подготовка к родам

 Сайтов для родителей в Голландии, наверное, так же много, как и в России. Но на первом месте всё-таки стоят два сайта и форума, принадлежащих двум крупным журналам для родителей. Именно там можно найти максимум полезной информации. Например, подробные списки того, что нужно подготовить для ребенка или для «экстренной сумки», которую берут с собой на роды и которую рекомендуется подготовить уже к 36-й неделе.

Вот вещи, которые, по-моему, совсем не требуются для российских младенцев, но есть в каждом обязательном списке для голландцев:

1. Грелки 
Металлические грелки. 2 штуки. Со специальными фланелевыми чехлами. Поскольку в голландских домах обычно довольно прохладно (+18–20°С), первые 2–3 недели младенцев рекомендуют укладывать спать с грелками. Грелки стоят около 12–15 евро. Частенько их передают друг другу по друзьям и знакомым, потому как нужны они совсем недолго и тратиться на них бывает жалко.

2. Пеленки
Почему-то обязательно нужны тонкие марлевые пеленки и толстые фланелевые. При том, что тут давно никто не пеленает детей. Марлевые обычно служат и полотенцами или подстилками для срыгивания или переодевания. А вот зачем нужны фланелевые – я так и не поняла. Лично у меня в шкафу лежит стопка этих фланелевых пеленок, которыми я никогда не пользовалась и которые получила по наследству от золовки с двумя детьми, которая ими тоже ни разу не пользовалась. Видимо, я их тоже передам кому-нибудь, кто ими вряд ли когда-нибудь воспользуется.

3. Комод для переодевания
Это такой гибрид шкафа и пеленального стола. В России я их, по-моему, ни разу не видела. Да и какой комод в однокомнатной квартире, например, и даже двухкомнатной? Но представить голландскую детскую без такого комода просто невозможно. Приличная мебель для младенцев и вовсе продается комплектами – кроватка, комод, шкафчик.

Все остальные детские вещи из списка, по-моему, вполне стандартны. Разве что понятия «распашонки» и «ползунки» тут нет, малышей с самого рождения одевают в бодики, кофточки с кнопками на плече и штанишки с носками.

Кстати, голландские дома и квартиры обычно спланированы так, чтобы у каждого члена семьи была пусть крошечная, но своя собственная комната. В старых домах спальни обычно мансардные и площадью могут быть метров восемь, не больше. Но зато свои. Так что обычно дети спят в отдельных комнатах почти с рождения.

 

Конец части I. Перейти к части II

 

Издательство выражает искреннюю признательность автору Дарье Касимановой
за оригинальный и увлекательный материал

 

Издательство выражает искреннюю признательность Ирине Киреевой 
за возможность использования фотографий

 

 

 

Оцените эту статью
  • 0
  • [2514]

Комментировать