Самое интересное
о растущем человеке





Закрыть
Восстановить пароль
Агрессия ребенка Адаптация Алкоголь и дети Аутизм Беременность близнецы братья и сестры Ведущая деятельность Виртуальная реальность Внимание Воображаемый друг второй ребенок Гиперактивность гиперопека Гордость Гормональный криз Гормоны связи грудное вскармливание девочки и мальчики депрессия у детей и подростков дети и родители Детский церебральный паралич (ДЦП) Дисграфия Дислексия дошкольники Жесты и знаки Закаливание зачатие здоровье детей игрушки игры Импринтинг интеллект конфликты в семье кризисы развития любовь к ребенку Мелатонин Мотив достижения моторика Мышление Наркотики Нравственное развитие Образ себя общение с младенцем общение с подростком общение с ребенком отставание в развитии подготовка к школе подростки Потребность в новых впечатлениях Потребность в общении Привязанность приемный ребенок Прикорм психическое развитие Психологическая грамотность родителей развитие личности ребенка Ранимость раннее развитие расстройства поведения Регрессия Режим Речь роды Самооценка сексуальное развитие Синдром госпитализма Совместные игры стили воспитания Страх стресс у детей Суицид творчество Тревожность успеваемость Успешность фантазия физическое развитие Фильмы Чтение школьники электронные учебники Эмпатия ювенальная юстиция Я-Концепция
05.04.2012

Маленькие врунишки

 

– Антоша, не забывайся! – крикнул отец. –

Не «врет» надо сказать, – «ошибается».

Только маленькие врут,

взрослые изволят ошибаться».

Федор Сологуб/ «Мелкий бес»


Почему они врут?

Любимые герои сериалов – доктор Лайтман и доктор Хаус – уже объяснили нам, что «все врут», уточняя, что – 3 раза за 10 минут.
Так что же нас раздражает в маленьких врунишках?
– То, что они врут мне. МНЕ!! Вы только подумайте!
– Он, наверное, думает – я не вижу, как глупо и бездарно он врет? Ну, конечно, вижу!
– Врет-врет, да и завирается. А если это будет в школе? А перед чужими людьми? И мне скажут: «Ваш ребенок – врунишка! Вот как вы его воспитали!»
– Ну ладно, это он по мелочи… А вдруг соврет, утаит что-то важное? Как я смогу помочь ему? Вдруг – не успею защитить?
– Прикрывает свои ошибки враньем… не хочет отвечать за свои поступки! Надо выбить из него это! немедленно!
– Ну как, как он не понимает, что в этой ситуации… этому человеку… про Это… – врать нельзя! Никогда!


Маленький выдумщик или большой обманщик?

Говорить о лжи, если речь идет о трехлетках, не стоит. Ложь – вещь сложная, малышу она просто не под силу. Чтобы врать, надо понимать, как было на самом деле, и давать свою версию происходящего, хорошо зная, что это неправда. Когда малыш что-то рассказывает, выдавая желаемое за действительное, он и сам верит, что так оно все и было. Или стало так – после его рассказа. Это такая «детская магия». Ребенок пытается не обмануть нас, а переделать саму реальность. Он думает, что если сказать: «Я не разбивал чашку», чашка снова станет целой. Как в «цветике-семицветике». И верит, что виноват действительно не он. По крайней мере, так считают психологи.
Если ребенок научился врать по-настоящему – значит, он уже вырос и развивается правильно. Зачем же оно нужно, это вранье?

Маленьким сложно разобраться в этом мире

Вранье – это, чаще всего, защитное поведение. Ребенок редко хочет именно солгать. Получил, скажем, он двойку в школе. И прекрасно понимает, что вы спросите об оценках, и тут начнется… Конечно, его не побьют, но то, что мы с вами считаем не наказанием, а просто «выходом эмоций»: демонстрация огорчения, занудство, причитания – так неприятно ребенку, так хотелось бы обойтись без всего этого! Ему кажется, что проще — сказать: «Меня не вызывали». А мы, понимая, что нам соврали, начинаем судить по своим взрослым меркам и приходим в ужас! Хотя сами часто делаем то же самое: «Скажи, что меня нет дома!» – говорим мы, чтобы избежать неприятного разговора. Поэтому давайте не пугаться, а вести себя по-взрослому. Если ваше дитя врет – скорее всего, это попытка «сбросить» проблему вместо того, чтобы ее решать. Наша задача – показать, что номер не проходит. Двойку надо исправлять, осколки – подметать, пятно отстирывать. От того, что ты соврал, неприятности сами собой не исчезнут.

Обозначим границы

С этого и начнем. Да, дети не понимают, в какой ситуации врать нельзя ни в коем случае, а где – не стоит резать правду-матку. Дайте им границы, обозначьте их.
Напоминайте им рассказами из своей жизни и жизни окружающих, обсуждая вместе сказки и героев, всеми способами, пригодными для вашего малыша, объясняйте ему, где и почему врать нельзя. Почему это вредно для него. Почему это вредно для вас. Для окружающих.
Откуда, позвольте узнать, он должен знать жизнь так же, как и вы? Чувствовать ее нюансы, отличать ситуации?


Признаваться тяжело всем

Очень часто родители говорят детям: «Ты только скажи правду, и мы тогда тебя не накажем. А вот за вранье – накажем точно!». И это тоже ошибка! Получается, что ребенку предлагается делать что угодно, главное – потом признаться. И ребенок понимает, что в следующий раз все будут долго выяснять, соврал он или нет, а английский можно будет спокойно не доделывать. Чего он и добивался. И вскоре он научится этим манипулировать не хуже, чем враньем. Иногда в своей борьбе с враньем взрослые доходят до абсурда: начинают допрашивать, наказывать других детей, чтобы ребенок сознался. И ребенку становится все труднее признаться. Он чувствует себя подлецом, предателем, хотя сначала и в мыслях такого не имел. Он начинает сваливать вину на других, запутываться, врать… И всё это происходит по вине взрослых правдолюбцев. Таким подчеркнутым вниманием к вранью мы только возносим его на пьедестал, придаем ему значимость. А ведь задача наша была другой – показать ребенку, что вранье – плохой способ решения проблемы! Плохой, неэффективный, а не преступный!
Стоит ли устраивать допросы с пристрастием, если мы с вами и так знаем правду? Не лучше ли сказать: «Да, я знаю, чашку разбил кот, но стекла подметешь ты»?

Из личного опыта

Будучи родителем мягким и прогрессивным (то есть «сумасшедшим» и измученным в свое время своими родителями), я не настаивала на тотальном контроле за ребенком. Я не боролась с враньем, так как помнила из своего детства: если на ребенка давить, он станет виртуозом скрытности и вранья.
Но начиная с раннего возраста, я общалась с ребенком, чтобы «был контакт». В 6-7 лет мы договорились – если что-то произошло, можно сразу не рассказывать. Расскажешь, когда сможешь. Главное, на чем я сосредоточилась – это объяснение своему малышу «техники безопасности»: когда надо срочно вмешаться взрослым, когда врать – опасно, вредно, нехорошо. Причем «нехорошо» не как-то «вообще», как учили меня, а нехорошо – адресно: тебе, мне, бабушке, друзьям, нам всем.
Стоит отметить, что ребенок рос в окружении весьма принципиальных взрослых, они вранье не спускали, и только бабушка мягко спрашивала: «Ну что, соврамши?». Таким образом я провела границу, и у меня не было права ругать за вранье.
Детке моей с детства пришлось задуматься, что она делает по отношению к людям. Ей, поверьте, было нелегко. С одной стороны, щит вранья у нее не отбирали, прикрывали, если что, а с другой стороны – все сложности человеческих отношений, ответственность за них лежала теперь на ней.

Из дружеского опыта

Мой друг как-то сказал мне: «А мне родители врать разрешали. Сказали: «Да ври, сколько хочешь! Будем наказывать только за плохое вранье». А, как мы знаем, взрослые очень хорошо видят, как ребенок врет. Зачастую еще и знают, в чем он врет, и, не поленившись, детское вранье могут быстро проверить. Мой друг вырос открытым, ответственным человеком – вот первое, что о нем можно сказать. А еще он очень уважает своих родителей, и то, как они его воспитывали. Выводы делайте сами.

Дети боятся нас или боятся за нас?

Нежелание отвечать за совершенное — очень серьезный повод для вранья, мы все это делаем. Почему ребенок боится признаться?
— Ему неловко за свой поступок?
— Наказание страшное и непонятное?
— Он боится вашего неодобрения? Вашей реакции – криков, упреков?
— А может быть, он боится не нас, а ЗА НАС? Боится, что правда повредит нашим нервам, нашему здоровью?
Если ребенок много, часто, привычно и умело врет — это тревожный сигнал для нас. Не в том смысле, что ребенок испорченный, а в том, что он нас боится или не доверяет. Почему? В этом надо разбираться. Разбираться в этом надо спокойно, начиная с того возраста, когда малыш уже готов обсуждать – что у него не получилось? Почему? Почему он тогда не смог сказать правду? Ведь, как мы помним из Булгакова, «правду говорить легко и приятно»! Но чтобы это действительно было легко маленькому человеку, без нашего знания и опыта, чтоб ему было не страшно говорить правду, мы родители, должны научиться принимать и выслушивать его спокойно, без наказания, назиданий и упреков.

Притворство - вранье или игра? Вежливость или лицемерие?

Желание не обижать, не нарываться, не подымать тему, не заострять углы, вежливое умолчание, вежливая ложь. Один шаг до лицемерия, взрослой привычки. Один шаг до толерантности и политкорректности, взрослого требования. Детям этот вид лжи дается труднее всего, но, овладев им, они не хотят остановиться. Они чувствуют себя взрослыми и хитрыми, интриганами и манипуляторами. Ведь это мы требуем от них вежливости, тактичности!
«А ты – старая и скоро умрешь!» — сказал пятилетний рыцарь надоедливой старухе, защищая свою юную спутницу. Этот прекрасный принц, воспитанный мальчик, очень хорошо знал, как остановить взрослую женщину. Знал именно потому, что обычно он был очень вежливым и понимал, о чем надо молчать.


Хвастуны или лгуны?

Взрослые называют это пиаром, рекламой, статистикой, политикой, понтами, мужским самолюбием, ранимостью, заниженной или завышенной самооценкой.
О детях просто говорят, что они хвастаются.
У каждого из нас своя мера хвастовства. У детей она пока не ограничена, но у них бывают ситуации, когда похвастаться совершенно необходимо:
– Надо произвести впечатление на новых знакомых.
– Надо поразить друзей, завертеть вокруг себя действие!
– Надо показать взрослым, что я хороший, что я – ого-го!
– Надо быть не хуже других в группе. И много еще чего надо.
Родители прививают малышу свою меру того, как и чем можно хвастаться. Например: можно хвалиться только реальными успехами; не обещать того, чего не можешь; не переходить некую грань («это у тебя отец алкоголик? Вот у меня отец алкоголик!»), не рассказывать о семье («Вот у нас дома такое! Да пойдем, покажу!»). А бывает, что взрослым не нравится безудержная выдумка («Да я точно родился в космосе! Мам, скажи!»). Помните, как у Хармса?

– А вы знаете, что У?
А вы знаете, что ПА?
А вы знаете, что ПЫ?
Что у папы моего
Было сорок сыновей?
Было сорок здоровенных –
И не двадцать,
И не тридцать, –
Ровно сорок сыновей!

– Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Еще двадцать,
Еще тридцать,
Ну еще туда-сюда,
А уж сорок,
Ровно сорок, –
Это просто ерунда!


Сколько взрослых, сколько детей, столько ситуаций… Детям необходимо хвастаться, это точно. Они не умеют это делать так изощренно, как мы. Они всю жизнь будут учиться это делать – с ошибками, разочарованиями, неприятностями и победами. Надо помочь им в этом нелегком деле. Вы наверняка знаете взрослых, которые до сих пор не умеют правильно хвастаться. Я тоже таких знаю.

"Косточка" и "Второе апреля"

Правду, конечно, говорить легко и приятно. Но как это на самом деле сложно! Помните, как в «косточке» Льва Толстого умные и добрые родители помогли малышу сознаться в мелком проступке, чтоб это не превратилось в большое вранье? Потому что вранье разделяет людей, уменьшает область доверия, а значит, и близости. Но правда… бывает очень злой, жестокой, неприятной. Я недавно перечитала рассказ Ильи Зверева "Второе апреля". И вам советую.

В этом рассказе после неудачных первоапрельских розыгрышей, семиклассники дают клятву «не врать» хотя бы один день. Они решили, что «раз есть день, когда все всех могут обманывать, то должен же быть, по справедливости, день, когда никто никого не может обманывать!» Как же трудно им приходится! Этот маленький эксперимент показывает, как много неосознанного привычного вранья в нашей повседневной жизни.
Психологи считают, что меньше всего врут дети в тех семьях, где родители ответственны, умеют справляться с жизнью, от которых исходит уверенность. И у тех родителей, которых можно не бояться. Если они и рассердятся, то все равно с любовью. Меньше вранья там, где все – и взрослые, и дети – хотят решать проблемы, а не делать вид, что их нет. Но даже у таких замечательных родителей дети иногда врут. Потому что вранье – элемент развития и взросления. Дети должны это попробовать, проверить, что получается. А наша задача – показать им, что ничего хорошего из этого не выходит, что вранье неэффективно, «не работает». И научить их выходить из неприятных ситуаций по-другому, не используя вранье.

Авторы Евгения Левинштейн и Марина Лидис

Посмотреть оригинал статьи

 

Оцените эту статью
  • 0
  • [1974]

Комментировать