Самое интересное
о растущем человеке





Закрыть
Восстановить пароль
Агрессия ребенка Адаптация Алкоголь и дети Аутизм Беременность близнецы братья и сестры Ведущая деятельность Виртуальная реальность Внимание Воображаемый друг второй ребенок Гиперактивность гиперопека Гордость Гормональный криз Гормоны связи грудное вскармливание девочки и мальчики депрессия у детей и подростков дети и родители Детский церебральный паралич (ДЦП) Дисграфия Дислексия дошкольники Жесты и знаки Закаливание зачатие здоровье детей игрушки игры Импринтинг интеллект конфликты в семье кризисы развития любовь к ребенку Мелатонин Мотив достижения моторика Мышление Наркотики Нравственное развитие Образ себя общение с младенцем общение с подростком общение с ребенком отставание в развитии подготовка к школе подростки Потребность в новых впечатлениях Потребность в общении Привязанность приемный ребенок Прикорм психическое развитие Психологическая грамотность родителей развитие личности ребенка Ранимость раннее развитие расстройства поведения Регрессия Режим Речь роды Самооценка сексуальное развитие Синдром госпитализма Совместные игры стили воспитания Страх стресс у детей Суицид творчество Тревожность успеваемость Успешность фантазия физическое развитие Фильмы Чтение школьники электронные учебники Эмпатия ювенальная юстиция Я-Концепция
06.11.2013

Разговаривать с ребенком «про это» — когда и как?

«Не знаю я, как с ним разговаривать об этом — я ему книжку подсуну, прочитает», «Дети сегодня такие, что скорее нас научат, как этим самым сексом заниматься», «Да вообще не надо ничего этого объяснять — вон замуж выйдет, сама узнает, что к чему». Такие ответы мне дали родители детей 5, 12 и 15 лет на вопрос: «Говорите ли вы с ребенком о сексе и как?» И как правильно? Не разговаривать «об этом» вообще? Говорить откровенно? Подкидывать медицинские энциклопедии? Эти вопросы журналист Анна Барабаш задала практикующему семейному психологу Светлане Смирновой, постоянному собеседнику «МК».

— Светлана Владимировна, а может быть, правы те, кто говорит, мол, сами-то мы, взрослые, не знаем толком, как и что правильно в этом самом сексе. Может быть, на самом деле лучше книгу умную ребенку подсунуть? И информация, и не надо этих натужных разговоров...

— Нет, неправы. Главное — это не сама информация, а то, как ее родитель ребенку подает, как интерпретирует. «Это хорошо, сынок, а это плохо». У маленьких детей ведь своего мнения нет — хоть по вопросам сексуальных отношений, хоть почему небо синее. И нет мнения, что приемлемо, а что нет. И именно родитель — тот, кто расставляет границы, кто вводит правила, дает моральную оценку. Это родительская ответственность, и уходить от разговоров «про это» чревато очень плохими последствиями.

— А что будет, если такие разговоры переложить на школу, например, или на улицу?

— Тогда ребенок уже не к вам пойдет за ответами, откуда он взялся на свет, а на ту же улицу. И там он получит ответы, но, скорее всего, именно в той самой форме, которой взрослые так стесняются. И прибежит к маме: «Ой, что мне девочки рассказали! Мама, а ты тоже этим занимаешься?!» С надеждой, что нет, конечно, мама с папой этим не занимаются — ведь это так грязно и стыдно, что вон даже говорить об этом нельзя. Запрещать говорить на эти темы, уходить от ответов на «стыдные» вопросы — значит, своими руками толкать ребенка к кому-то, кто точно ответит. Потому что ребенок, раз уж ищет информацию, — он ее найдет, только вы уже не будете знать, что и в какой форме ему рассказали. А вы потом «вдруг» обнаружите, что совсем не знаете своего ребенка и он вам не доверяет.

Сейчас, конечно, информации на эти темы вокруг море — вопрос опять же в интерпретации, в том, как, в какой тональности эта информация будет ребенку преподнесена. Вот очень многие родители думают, что «про это» с ребенком надо говорить лет так в 13-14. На самом же деле в 6-8 лет возникает осознанный интерес к противоположному полу, к тому, почему мальчики устроены вот так, а девочки по-другому. И все вопросы, которые маленький ребенок задает на тему сексуальных отношений, — из того же разряда, что и «почему ветер дует» или «почему самолеты не падают». Мы пугаемся: «Откуда у такого малыша эти мысли?!», «В четыре года — и девочками интересоваться?!» А у детей нет сексуальной окраски этих вопросов, они мир познают. И как раз, если ужасаться, делать квадратные глаза и шипеть «это откуда же ты эту гадость притащил?», — такой реакцией вы закрепите этот, пока неосознанный интерес раньше времени. Очень важен первый опыт таких разговоров с ребенком: как родители ему расскажут и что — отпечатается на всю жизнь.

— Тут слов-то не подберешь... Как говорить — медицинскими терминами? Детскими словечками?

— Если ребенку года 4-5-6 — конечно, самыми простыми. Например, так, как об этом написано в книге М. Аглаи «Все-все-все на твой вопрос: где я был, когда меня не было?». Отличная книга, рекомендую ее в дополнение к вашим с ребенком разговорам.

Но опять же дело не столько в выборе слов, сколько в вашем, родительском, внутреннем спокойствии и уверенности в том, что все, что вы описываете, — нормально и естественно. Маленький ребенок ведь в первую очередь сканирует эмоции матери. Он вообще до определенного возраста на мир смотрит именно ее глазами. Вот в этом месте ее внутренне передернуло «фу, какая гадость» — значит, это и есть плохо, грязно. А на это она отреагировала спокойно и естественно — значит, это хорошо, этому стоит радоваться. Если мать на детские вопросы «про это» отвечает с эмоцией стыда — у ребенка сформируется полное ощущение, что вся эта сфера — нечто грязное, пошлое, запретное.

Это наша, родителей, задача — сформировать у ребенка нормальное отношение к сексу, к отношениям полов. Если вы все сделаете правильно, у ребенка выработается иммунитет против пошлости, с которой он, скорее всего, столкнется на улице, в школе или в Интернете. Он просто будет знать, что вот так устроена жизнь: небо синее, вода мокрая, люди, когда любят друг друга, занимаются сексом. Очень важно вот эту эмоциональную окраску донести до ребенка: «секс — это когда люди любят друг друга». Ребенку вашему потом еще раз сто, скорее всего, попробуют рассказать, мол, при чем тут любовь, все гораздо проще. Настаивайте на своем: «Этот твой приятель ошибается. Сексом стоит заниматься с тем, кого любишь. Без любви этим заниматься — плохо, вредно». Помните, что нельзя говорить «нельзя», — заменяйте на «опасно», «вредно». Конечно, огромную роль тут ваш личный пример играет: сколько красивых и правильных слов о порядочности и духовности ни говори, если сами вы ведете себя по-другому, ребенок эту подмену сразу увидит.

— Мама должна с дочерью на эти темы разговаривать, а отец с сыном?

— Необязательно. Ну вот возник у сына вопрос о девочках. Тогда лучше маме рассказать: она же девочка, не папа. Отец расскажет свое. Важно, чтобы оба родителя разговаривали, ведь чем больше стратегий поведения мы ребенку передадим, чем больше опыта, тем легче ему будет выживать в социуме. Если мама одна воспитывает ребенка — надо ей заранее подумать о замещающей отца мужской фигуре. Дядя, дедушка, тренер — кто угодно это может быть, лишь бы пользовался авторитетом и у мамы, и у ребенка.

— А, скажем, подростку лет 13 тоже нельзя просто книжечку дать? Когда уже база заложена, уже ребенку в раннем детстве объяснили, как у людей, а как у бабочек?

— Ну прочитает он ее, — все равно ребенку нужно либо одобрение родительское, либо осуждение, какая-то эмоциональная реакция. Особенно сыну, мальчику. Ему же нужно определиться со стратегией: что хорошо, что плохо, как жить и быть успешным в этом мире. И эти ориентиры ему именно мать ставит. Девочкам-то все хорошо: она принцесса, королевна, ей эти границы зачем? А мальчик их нащупывает, выстраивает. И ему очень важно мамино одобрение: если мать сына не одобряет, для него это катастрофа. Для девочки — так, просто ссора. «Мама, ты не права! — Сама ты не права!» Поговорили, называется, две девочки, и это нормально. А для мальчика очень важно нравиться маме, быть в ее глазах молодцом. Еще одна пагубная стратегия поведения со стороны матери — изображать перед сыном из себя некую принцессу, которая никаким сексом не занимается и «этим» не интересуется. Мальчик вырастет и будет делить женщин на «плохих», «продажных», с которыми можно спать, и хороших, похожих на маму, которых можно только романтически любить. Любовь исключает секс, секс отделен от любви. Со стороны матери это, конечно, ханжество: сама-то она жила, любила и сына как-то родила, между прочим, а не в капусте нашла. А ребенку создала такие огромные психологические проблемы...

— А если ребенок спрашивает, а ты не знаешь ответа?

— Ну так и скажите: я не знаю, что тебе ответить, подумаю и тогда продолжим этот разговор. Нормальный, честный ответ.

— То есть лет с шести уже нужно ребенку в меру его разумения «про это» объяснять?

— Не нужно бежать вперед паровоза. Иначе как в анекдоте может получиться. Малыш спрашивает у отца: «Папа, а что значит аборт?» Папа, краснея и бледнея, что-то там вымучивает из себя: «Так бывает, вот, помнишь, у тети Наташи был животик, а потом...» «И об этом поют: «...и бьются о борт корабля?» — изумляется дите. Отвечать нужно, только если малыш спрашивает и только на его вопрос. Не больше. Это две крайности: вообще не отвечать, замалчивать и опережать события. Может быть, ваш ребенок в восемь свои вопросы сформулирует.

— Многие родители очень теряются, как вести себя, если ребенок занимается онанизмом...

— Это всегда было, есть и будет, и теряться тут нечего. Дети еще и не так могут родителей поразить — имитировать половой акт, например. Спокойно, безо всякого битья по рукам и криков, отвлеките его, что-нибудь интересное покажите, обнимите, потискайте. Ведь наиболее активно самоудовлетворением занимаются дети, которым не хватает в семье телесного контакта. Всех этих поцелуев, объятий, тисканья... Сейчас же прямо сумасшествие какое-то: отец дочь на колени посадит — ой, не педофил ли он, часом? А ведь с рождения и лет до пяти телесный контакт с родителями для ребенка не просто нужен — он жизненно ему необходим. Так что в случае с маленьким ребенком просто переключайте его внимание. Только, повторю, ни в коем случае не кричите, не бейте по рукам, не рассказывайте страшилок, мол, волосы на ладошках вырастут и прочую чушь. А если ребенок старше — это уже его тело и его дело.

— Как нужно разговаривать с ребенком, что ему говорить, чтобы уберечь от насилия?

— Как правило, жертвами сексуального насилия становятся дети очень тревожных родителей. Узнала мать, что в округе изнасиловали девочку. И от ужаса, что такое может произойти с ее ребенком, она даже думать об этом боится. Вместо того чтобы максимально подробно объяснить дочери, как вести себя в таких ситуациях. Хотите обезопасить ребенка? Дайте ему максимально конкретную инструкцию, как вести себя, если незнакомый взрослый куда-то зовет и чем-то заманивает. Никуда ни с кем из незнакомых не ходить, ни в какие машины не садиться, звать на помощь, если что, завести привычку возвращаться из школы в компании, не ходить одному там-то и там-то — вы же знаете опасные места в округе. Я своему сыну, который не очень-то драться любит, в свое время говорила: «Если тебя уведут, будут бить». Ваш ребенок, может быть, темноты боится — «посадят в темный подвал», скажите. Ни за что не пойдет. Не надо, конечно, описывать, что именно может сделать с ребенком насильник. Если его у вас не телевизор с Интернетом воспитывают, конечно — там-то он, вполне вероятно, уже все видел.

— На ваш взгляд, то, что сейчас дети вступают в сексуальные отношения уже лет в 12-13, — это как, нормально?

— На мой взгляд, это следствие того, что общество наше деградирует. А дети в нем живут. Нет запроса на романтику: на ухаживания, на прогулки за ручки держась. Девчонки — они же быстрее созревают — уже лет в 13 готовы на секс, как одна шестиклассница в записке мальчику написала. Потому что ей, девочке современной, со всех сторон талдычат: «мужчина нужен или для секса, или для денег». Здесь только семья может ориентиры ребенку моральные задать и помочь через гормональную подростковую бурю нормальные нравственные ценности пронести.

— А презервативы начинать подкладывать во сколько лет уже нужно? Страшно же: на вид здоровый лоб, а сам ребенок совсем...

— Вот не бояться нужно, а разговаривать, все время разговаривать со своим ребенком! Нормальными, простыми словами. «Дорогой мой ребенок, ты взрослый человек, я тебя уважаю и не хочу контролировать каждый твой шаг. Ты можешь наделать таких, таких и таких вот ошибок, я тебя предупреждаю. Но это твоя жизнь. Наделаешь — я тебе в том-то и том-то помогать не буду. Потому что у меня есть своя. Скажем, если у тебя появится ребенок — это твоя ответственность. Поэтому вот деньги, и купи себе презервативы. Или вон в тумбочке возьми».

Если вы, родитель, сам человек взрослый — вы понимаете, что подростковую сексуальную энергию нужно заботливо и продуманно перенаправлять в более подходящее к 10-14-летнему возрасту русло. Подумайте вместе с ребенком, чему бы он хотел научиться? Танцевать? В футбол играть? Лишь бы по душе ему было. Здоровая его сексуальная энергия сублимируется, преобразуется в силы на занятия спортом, например. Не бойтесь «загружать» ребенка, это ерунда, отняли, мол, детство. Пусть ваш сын или дочка будут все время чем-то заняты, пусть постоянно развиваются духовно и телесно. И не забывайте постоянно разговаривать, интересоваться, что в его жизни происходит, чем он живет, дружите с ним — 5 ли ребенку лет, 10 или 15. Тогда, уверена, не возникнет у вас проблем вроде ранней беременности или «не хочу учиться, хочу жениться».

 

Издательство «Рама Паблишинг» благодарит журналиста Анну Барабаш   и газету «Московский комсомолец на Алтае» за возможность размещения материала

Обращаем внимание наших читателей: актуальные вопросы, затронутые выше, подробно представлены в книге Дебры Хаффнер «От пеленок до первых свиданий: Что нужно знать родителям о сексуальном развитии своих детей»

 

 Фото с сайта: http://www.bienhealth.com