Самое интересное
о растущем человеке





Закрыть
Восстановить пароль
Агрессия ребенка Адаптация Алкоголь и дети Аутизм Беременность близнецы братья и сестры Ведущая деятельность Виртуальная реальность Внимание Воображаемый друг второй ребенок Гиперактивность гиперопека Гордость Гормональный криз Гормоны связи грудное вскармливание девочки и мальчики депрессия у детей и подростков дети и родители Детский церебральный паралич (ДЦП) Дисграфия Дислексия дошкольники Жесты и знаки Закаливание зачатие здоровье детей игрушки игры Импринтинг интеллект конфликты в семье кризисы развития любовь к ребенку Мелатонин Мотив достижения моторика Мышление Наркотики Нравственное развитие Образ себя общение с младенцем общение с подростком общение с ребенком отставание в развитии подготовка к школе подростки Потребность в новых впечатлениях Потребность в общении Привязанность приемный ребенок Прикорм психическое развитие Психологическая грамотность родителей развитие личности ребенка Ранимость раннее развитие расстройства поведения Регрессия Режим Речь роды Самооценка сексуальное развитие Синдром госпитализма Совместные игры стили воспитания Страх стресс у детей Суицид творчество Тревожность успеваемость Успешность фантазия физическое развитие Фильмы Чтение школьники электронные учебники Эмпатия ювенальная юстиция Я-Концепция
21.01.2013

Метаморфозы родительской любви: Интервью с Ириной Млодик

Одна из первых книжных новинок для родителей в 2013 году – книга психолога Ирины Млодик «Метаморфозы родительской любви: Как воспитывать, а не калечить». Это тема из разряда вечных: могут меняться эпохи, происходить технические революции, но что бы ни происходило в мире, любой человек в своей собственной жизни рано или поздно задается вопросом о том, любят ли его родители.

  

Ирина, как вы думаете, почему вопрос о родительской любви скорее «детский», чем «взрослый»? В жизни человека бывают такие сложные ситуации, когда он может усомниться в любви родителей. Но куда меньше родителей, которые испытывают сомнения в своих чувствах к ребенку. «Конечно же, люблю!» - наверняка ответят каждая мама и каждый папа, если спросить их о чувствах к своим детям…

 

И.М.: Дело в том, что ребенку часто не хватает доказательств родительской любви. Во-первых, потому, что многие родители не говорят ему об этом, считая само собой разумеющимся: раз о ребенке заботятся, беспокоятся и кормят – это уже доказательства любви. А во-вторых, родители, к сожалению, часто делают многое из того, что ребенок может воспринять как «анти-любовь». Например, когда его заставляют, унижают, оскорбляют, не обращают внимания, манипулируют, используют в своих целях. И как тогда им в этом не усомниться?

  

Если бывают метаморфозы родительской любви, наверное, есть и некая норма родительской любви?.. Одинакова ли она в разное время и в разных культурах, в семьях с разными традициями и составом? Какой она является для среднестатистической семьи в современной России?

 

И.М.: У нас, на мой взгляд, если крупно обощить, две нормы. Первая – это проявление любви через то, чтобы дать ребенку все. И самое главное, лучшее образование и развитие. Для этого ребенок помещается в совершенно сумасшедший ритм занятий, требований, ожиданий. Ребенок оказывается втянут в нарциссическую гонку родительских амбиций и тревог за его будущее. Вторая – это норма тех, кто был уже замучен строгими правилами и сверхтребованиями своих родителей, и они дают ребенку много свободы, тщательно уберегают от всяческих неприятностей, стрессов, вызовов... Нередко весьма чудаковатым образом могут совмещаться обе эти модели.

 

  С чего начинаются метаморфозы родительской любви? Какими они бывают?

 

И.М.: Метаморфозы любви начинаются, прежде всего, у неосознанного родителя, недозрелого, невзрослого родителя, который не хочет отделять свои собственные мотивы, тревоги, чувства от самого ребенка. Это тот родитель, который твердо убежден, что он «желает и знает, как лучше» для своего ребенка, что он заботится только о нем и его будущем. А на самом деле заботится, главным образом, о себе, старается сделать свою жизнь проще и потому хочет сделать своего ребенка управляемым, послушным, предсказуемым и «правильным». Такие родители слишком много тревожатся и потому хотят, чтобы их дети как можно быстрее выросли, все делали сами и еще, желательно, что-то за их родителей, отвечали за их жизнь, были им опорой. Вот так любовь к ребенку и превращается в его использование. И формы такого родительского использования, к сожалению, весьма разнообразны.

 

  Когда родительская любовь приводит к психологическим травмам у детей?

 

И.М.: Когда это не любовь. Сама по себе любовь не травмирует. Любовь – это умение и возможность замечать Другого. Интересоваться им, уважать его и уважать себя при этом. Это не посвящение себя кому-то (подобное действительно может покалечить). Это и не использование (осознанное или неосознанное) Другого в своих компенсаторных целях. Это умение разделять жизнь, живя рядом, уважая чужые и собственные границы, давая Другому право на то, чтобы быть собой, не переделывая и себя при этом.

 

Во многих современных книгах о воспитании ребенка речь идет о безусловной родительской любви. Можно ли сказать, что такое чувство защищено от каких бы то ни было преобразований?

 

И.М.: Безусловная любовь – это недостижимый абсолют. Это то, к чему мы могли бы стремиться, но в ней невозможно находиться все время. Это то, что не под силу человеческой природе. Но это то, процент чего было бы хорошо наращивать в наших отношениях с детьми. Потому что это чувство, прежде всего, требует обоюдности. То есть такой же безусловной любви к нам самим как к родителям и людям. Если мы способны безусловно любить себя, то у нас будет в большей мере получаться так же любить наших детей.

 

  Ирина, как бы вы выразили главную идею своей книги?

 

И.М.: Моя основная идея во всех книгах одна и та же: «Дорогие родители, развивайте степень своего осознавания». В частности, в этой книге, посвященной воспитанию (в которое превращается родительская любовь): воспитывая ребенка привычным российским способом, осознавайте, что именно вы делаете и к чему это приводит. И если ваш ребенок оказывается при этих ваших воздействиях покалеченным, то имейте мужество и возможность разобраться с тем, что же я, родитель, сделал не так и что я могу изменить, чтобы помочь своим детям.

  

Какая ситуация или событие укрепили вас в намерении написать книгу?

 

И.М.: Желание написать еще одну книгу укрепляют многочисленные консультации, в процессе которых я вижу, как многие родители, «желая только добра» своим детям, неосознанно их калечат. Меня поражает креативность, изумляет количество способов и вариантов, которыми можно калечить детей родительской любовью. Опыт анализа собственного детства также помогает мне понимать многие механизмы и последствия и питает мое желание рассказать и объяснить другим родителям то, что мне уже удалось понять.

 

 В последние несколько лет тема родительской любви не раз поднималась в книгах для родителей: «Путы материнской любви» и «Материнская любовь» А. Некрасова, «Аномалии родительской любви» игумена Евмения, «Любите ли вы своего ребенка?» У. Воробьевой, «Мы и наши родители, мы и наши дети» Л.Бурбо. Ваша книга продолжает темы, которые уже затронуты в других книгах, или в ней особенный подход к пониманию родительской любви?

 

И.М.: Мне сложно ответить, не все эти книги я читала. Но полагаю, я не скажу ничего принципиально нового, просто мой способ донесения связей и идей для кого-то может оказаться понятным и созвучным. А кому-то окажется ближе, понятнее и доступнее другой автор.

  

Если родитель, прочитав вашу книгу, пришел к выводу, что ему надо измениться, с чего следует начать?

 

И.М.: Ему стоит записаться на консультацию к психологу и понять, насколько его заблуждения или личные сложности мешают его родительской роли. И пусть он начнет свое путешествие в узнавании себя ради своего ребенка, но то, как может измениться его жизнь, скорее всего, отразится на всех сферах, к обоюдной радости. Изменившийся родитель – большая опора и поддержка для ребенка.

  

Нередко дети страдают от отцовской любви. Папы строже, они меньше времени проводят с детьми, бывает, что младшим детям уделяют больше внимания, чем старшим (или наоборот). В каких случаях можно говорить о метаморфозах отцовской любви? И как помочь им измениться (многие мужчины категорически отказываются читать книги для родителей)?

 

И.М.: Мужчинам действительно трудно считать экспертами в любой области кого-то другого. У мужчин часто про все свое мнение. И я считаю, что это хорошее качество. На это можно опираться, предложив им прочитать книгу по психологии не с целью изменить его (мужчину или его мнение), а с целью после прочтения высказать свою позицию по поводу идей в этой литературе и обсудить ее потом вместе. Ведь мужчине тоже хочется быть хорошим отцом. Хорошо бы, он знал, что это означает. Возможно, что книги по воспитанию детей и помогут ему это понять. Ведь женщина может знать, что такое быть хорошей матерью. А что такое стать хорошим отцом – стоит знать нашим мужчинам.

 

Вероятно, чтобы начать изменения, родителю, узнавшему себя в примерах из вашей книги, предстоит сказать себе, что он «калечит своего ребенка». Не получится ли так, что он уйдет в глухую оборону, начнет себя оправдывать или, наоборот, винить? Как осознание своего родительского несовершенства сделать менее травматичным?

 

И.М.: С большой степенью вероятности это может произойти. Но я, во-первых, обращаюсь, прежде всего, к мужественным, взрослым и ответственным родителям. Ведь это непросто – честно смотреть на самих себя и менять привычные стратегии. А во-вторых, в книге показано, от чего мы такие родители. Это не наша вина, это наша беда, проблема, а проблему можно решить, если просто начать это делать.

 

Есть родители, которые гордятся своими отношениями с детьми, так же как и их дети любят своих родителей и доверяют им. Если в семье искренние и добрые отношения между детьми и взрослыми, значит ли это, что никаких метаморфоз здесь не существует?

 

И.М.: Наверное. Трудно сказать однозначно. Есть семьи, где так много взаимного понимания, уважения и любви, что никаких метаморфоз, кроме естественных семейных кризисов, у них не происходит. С другой стороны, все зависит и от степени осознанности. Почти каждый приходящий ко мне начинает свое исследование с фразы «У меня было прекрасное детство». И потом, пару лет спустя, они сами с горькой улыбкой вспоминают эту фразу, встретившись с ужасами и сложностями того, что им тогда пришлось пережить и что они привыкли счиать привычным, естественным и даже «прекрасным».

 

Ирина, что бы вы пожелали читателям вашей книги?

 

И.М.: Мужества и любви.

 

 

С Ириной Млодик беседовала Светлана Сапожникова

Издательство «Рама Паблишинг» благодарит автора за эксклюзивный материал.

Фото с сайта: http://www.e-motherhood.ru

 

 

 

 

 

Купить книгу на сайте издательства «Генезис»