Самое интересное
о растущем человеке





Закрыть
Восстановить пароль
Агрессия ребенка Адаптация Алкоголь и дети Аутизм Беременность близнецы братья и сестры Ведущая деятельность Виртуальная реальность Внимание Воображаемый друг второй ребенок Гиперактивность гиперопека Гордость Гормональный криз Гормоны связи грудное вскармливание девочки и мальчики депрессия у детей и подростков дети и родители Детский церебральный паралич (ДЦП) Дисграфия Дислексия дошкольники Жесты и знаки Закаливание зачатие здоровье детей игрушки игры Импринтинг интеллект конфликты в семье кризисы развития любовь к ребенку Мелатонин Мотив достижения моторика Мышление Наркотики Нравственное развитие Образ себя общение с младенцем общение с подростком общение с ребенком отставание в развитии подготовка к школе подростки Потребность в новых впечатлениях Потребность в общении Привязанность приемный ребенок Прикорм психическое развитие Психологическая грамотность родителей развитие личности ребенка Ранимость раннее развитие расстройства поведения Регрессия Режим Речь роды Самооценка сексуальное развитие Синдром госпитализма Совместные игры стили воспитания Страх стресс у детей Суицид творчество Тревожность успеваемость Успешность фантазия физическое развитие Фильмы Чтение школьники электронные учебники Эмпатия ювенальная юстиция Я-Концепция
11.10.2012

Почему дети любят смотреть фильмы ужасов?

 Ничто не пользовалось такой популярностью в моем детстве, как страшилки на ночь. Помнится, в летнем лагере, усыпив бдительность вожатой синхронным посапыванием и дождавшись ее тайного (!) бегства на свидание, мы сейчас же устанавливали очередь из рассказчиков страшных историй. «Красные руки», «черные шторы», «белые рояли» будоражили кровь, ужас холодком бродил по спине, и от малейшего колебания тюля женская половина корпуса оглашалась отчаянным визгом.

Сегодня на смену устным рассказам и наивной детской фантазии, не заходящей далее гномиков, выскакивающих из гроба на колесиках, пришли «Звонок», «Проклятие», «Темные воды», «Омен», «Пила», «Джиперс Криперс», кошмары Стивена Кинга, обладающие поистине дьявольской притягательностью. Это уже не просто фильмы ужасов с кровищей, это страшные образы, которые могут преследовать очень долго, особенно детей чувствительных и впечатлительных.

Однако, судя по блицопросам, все же подавляющее большинство подростков предпочитают читать литературу и смотреть фильмы соответствующего содержания. Что не может не волновать психологов.

По словам директора психолого-педагогического и медико-социального центра Выборгского района Санкт-Петербурга Алевтины Кургиновой, специалисты давно занимаются этой непростой молодежной тенденцией. Увлечение фильмами ужасов - опасная вещь. Это ответвление, которое формируется в отдельную субкультуру. Есть дети, которые обожают смотреть ужастики и, что самое страшное, выносят ролевое поведение из этих фильмов в свою жизнь. Часто получается, что развитие сюжета – это переход из реальной жизни в мир потусторонний с помощью суицида. Особенно это касается фильмов с мистическим колоритом, мистическим подтекстом.

Почему такое происходит? Как рассказывает психолог, дети ищут свое «я», задумываются над вопросами: «Кто я такой по отношению к обществу, как общество относится ко мне, какое место я займу, какое сейчас занимаю?» Ребят в подростковом возрасте всегда привлекает что-то необычное, им хочется выделиться. Фильм в жанре хоррор в этом смысле может стать подсказкой. К примеру, ребенок представляет, как он может выделить себя из сообщества, как может перейти в другое состояние (!), может покинуть свое тело и стать энергией, и она будет существовать и развиваться уже независимо от его телесной оболочки.

Как поясняет клинический психолог Анна Воробей, многие девочки-подростки сейчас увлекаются сериями романов, где рассказывается о жизни вампиров. И многие из них, заинтересовавшись этим, изменяют свое представление о смерти. Потому что в данных романах рассматривается любовь не к человеку как живому существу, а к человеку мертвому. Этим снижается значимость смерти, потому что партнер бессмертен, и в голове девочки формируется образ стать такой же, как, скажем, героиня «Сумерек», которая просила возлюбленного укусить ее, чтобы умереть. Таким образом, представления изменяются кардинально. Смерть становится ценностью для молодой девушки, запрет на смерть снижается, несмотря на то что в нашей культуре есть запрет на самоубийство. Мальчиков, кстати сказать, это тоже касается, правда, они могут не кончать жизнь самоубийством, однако их представления о взаимоотношениях мужчины и женщины претерпевают существенные изменения. Мало того, под влиянием фильмов ужасов формируется неадекватное переживание утраты.

По мнению клинического психолога Елены Гужавиной, настойчивый интерес к страшным фильмам проявляется и потому, что сейчас ребенок окружен сенсорными вещами, его сенсорное развитие в постоянном действии: телефон, компьютер, видеоплеер и т. д. Его в жизни ничего не удивляет, его пространство заполняют искусственные краски. Ребенку негде получить свою порцию адреналина, который раньше получали, прочтя, например, приключенческую книгу. Отсутствие новых сюжетов не дает ребенку сильных впечатлений. Его эмоциональный диапазон расширен, ничем не ограничен, и, возможно, фильмы ужасов как раз и дают ему адреналин, чувство нового. Происходит некое замещение.

Запрещать детям смотреть ужастики бессмысленно, считают специалисты. Можно только формировать адекватное представление и убеждать детей в том, что фантастика – это фантастика, а реальность – это реальность.

Но что такое фильм ужасов, который так назойливо стучится в нашу обедневшую на впечатления жизнь? По словам известного петербургского киноведа, автора курса «Введение в историю и теорию фильма ужасов» Дмитрия Комма, фильм ужасов не имеет собственной формулы. К примеру, очень легко вывести формулу вестерна или детектива, как и очень легко назвать основных персонажей вестерна: благородный шериф, бандиты, певичка из салуна, индейцы, ковбои и т. д. Мы знаем, с чего начнется и чем закончится детектив, - начнется с преступления и закончится разоблачением. Не всегда наказанием, но всегда разоблачением, и если мы в конце не знаем, кто преступник, то произведение уже является не детективом, а чем-то другим. Для фильма ужасов нет ничего, что было бы постоянным. В начале века, когда пытались его классифицировать, считали непременной его принадлежностью наличие монстра, призрака, но в 1940-х годах возникает концепция фильма ужасов без монстра. Но в то же время сегодня существует много фильмов про монстров, которые по жанру не являются фильмами ужасов.

Фильм ужасов не имеет и собственных сюжетных моделей, он, как правило, их заимствует у мелодрамы или детектива. Скажем, «Дракула» имеет в основе своей сюжет мелодрамы. Это классический любовный треугольник, в котором Дракула выступает в роли коварного разлучника. Другие фильмы имеют в основе модель расследования, где все действие подобно процессу разматывания клубка, как в «Суспирии» Дарио Ардженто. Героем фильма ужасов может быть и гангстер, и ковбой, и секретарь-референт, студент и т. п. И определение фильма ужасов ставится в зависимость лишь от одной черты – набор художественных приемов, средств выразительности.

Главное в фильме ужасов – это как показывается убийство. Это шоу-стоппер (эффектный музыкальный номер в мюзикле), аттракцион, и основа здесь продолжительность этой сцены. Убийство в фильме ужасов выстроено как самодостаточное, как фильм в фильме, с максимальной изобретательностью. Это одна из черт ужастика, жанрообразующий элемент – убийство как самодостаточный аттракцион.

Идея фильма ужасов связана со страхом собственной конечности, экзистенциальной тревоги, мы не знаем, что будет потом, как мы умрем. Базовый страх – страх хаоса, не меняется. Меняются его персонификации в качестве предметов страха, то есть то, чего боятся персонажи на экране. В одну эпоху это вампиры и оборотни, в другую – шпионы и вредители, в третью – инопланетяне и террористы. Причем ТВ-новости предлагают этих предметов страха больше, чем любой фильм ужасов, а создатели фильмов просто берут эти предметы страха и используют их. И чем дальше, тем больше приходиться изобретать, потому что старые «пугалки» уже использованы.

Жанр – это как контракт со зрителем. Любой зритель, приходя в кинотеатр и видя жанровую идентификацию фильма (комедия, триллер, мелодрама), тут же понимает диапазон эмоций, который ему предстоит испытать. Он покупает билет, чтобы их пережить. Мне, например, в подростковом возрасте нравилось щекотать себе нервы чем-нибудь страшным, но с интересным сюжетом. Однако после рождения ребенка я поняла, что не могу смотреть фильмы ужасов и фильмы про войну. Я не могу смотреть, как убивают людей, потому что знаю теперь, что такое воспитать ребенка/вырастить человека, какой это тяжкий труд, какая затрата усилий, чувств и времени.

Подросткам в мире полной виртуальной свободы, конечно, нереально запретить смотреть фильмы ужасов. Но хотя бы просто объяснить, чем ценна настоящая жизнь и стоит ли тратить ее часть на подобные вещи, необходимо.

Источник: "Учительская газета"

Фото с сайта: http://dcp.sovserv.ru

Оцените эту статью
  • 0
  • [9685]

Комментировать